kaktus_okamenel (kaktus_okamenel) wrote,
kaktus_okamenel
kaktus_okamenel

Продолжение флешмоба

Я уже поучаствовал в «новом мега-интеллектуальном флеш-мобе: по заданным названиям придумать сюжеты несуществующих книг» (http://kaktus-okamenel.livejournal.com/167680.html), и даже составил библиотечку написанных участниками моба сюжетов (http://kaktus-okamenel.livejournal.com/168007.html), но тут вновь обретенный френд cathy_fox предложила размяться по новой (http://cathy-fox.livejournal.com/24799.html).
Отчего бы и нет... И вот, с предисловием об авторе «Соляриса», «Суммы технологий» и «Насморка», который поучаствовал в этом мобе еще до того как ЖЖ и мобы были придуманы, сюжеты которые получилось у меня на заданные cathy_fox названия:
1. "Девять эскимосов"
2. "Осуждая, прости"
3. "Поймать ветер"
---
Как написал С. Лем в предисловии к НЕ-написанному С. Лемом произведению "Абсолютная пустота", ...рецензирование несуществующих книг не есть изобретение Лема; примеры можно найти не только у современного писателя - Х.Л.Борхеса (скажем, "Анализ творчества Герберта Куэйна" в сборнике "Хитросплетения"), идея гораздо старше - и даже Рабле был не первым, кто ее воплотил. Но курьезность "Абсолютной пустоты" в том, что автор решил создать целую антологию таких критических опытов. Систематичность педанта или шутника? Второе более вероятно, и этого впечатления не ослабляет предисловие - предлинное и ученое, в котором читаем: "Писание романов есть форма утраты свободы творчества. (...) В свою очередь, рецензирование - труд еще более каторжный и еще менее благодарный. О писателе можно хотя бы сказать, что он сам себя приневолил - избрав сюжет. Положение критика хуже: рецензент прикован к предмету рецензии, как каторжник к тачке. Писатель теряет свободу в своей книге, критик - в чужой". Напыщенность этих сентенций слишком очевидна, чтобы принимать их всерьез. Чуть ниже в предисловии (названном "Автозоил") говорится: "Литература повествовала доселе о вымышленных персонажах. Мы пойдем дальше: будем описывать вымышленные книги. Вот она, возможность вновь обрести свободу творчества, а заодно - совершить обручение двух неродственных душ, беллетриста и критика".
На сайте http://stanislaw-lem.narod.ru/ собраны два цикла:

Цикл "Абсолютная пустота", состоящий из рецензий на несуществующие в реальности, книги. Не любую идею можно высказать всерьез и не по каждой такой идее можно написать роман. Как думает составитель сайта, «...Лем решил часть идей, которые находятся где-то на грани между серьезной наукой и фарсом высказать в такой вот форме. После прочтения каждой, остается смешанное чувство, как после реалистичного сна: знаешь что это выдумка, но невозможно отделаться от ощущения, что это на самом деле МОЖЕТ быть правдой.»
Станислав Лем. Абсолютная пустота (1971)
Марсель Коска. Робинзонады (1971)
Патрик Ханнахан. Гигамеш (1971)
Симон Меррил. Сексотрясение (1971)
Альфред Целлерман. Группенфюрер Луи XIV (1971)
Соланж Маррио. Ничто, или Последовательность (1971)
Иоахим Ферзенгельд. Перикалипсис (1971)
Джан Карло Спалланцани. Идиот (1971)
Сделай книгу сам (1971)
Куно Млатье. Одиссей из Итаки (1971)
Раймон Сера. Ты (1971)
Алистер Уэйнрайт. Корпорация «Бытие» (1971)
Вильгельм Клоппер. Культура как ошибка (1971)
Цезарь Коуска. О невозможности жизни; О невозможности прогнозирования (1971)
Артур Добб. Не буду прислуживать (1971)
Альфред Теста. Новая Космогония (1971)

Цикл "Мнимая величина" (1973)
Данный цикл примыкает к циклу "Абсолютная пустота" так как представляет собой сборник предисловий к несуществующим книгам.
Станислав Лем. Мнимая величина: Предисловие
Цезарий Стшибиш. Некробии
Реджинальд Гулливер. Эрунтика
История бит-литературы в пяти томах
Экстелопедия Вестранда в 44 магнитомах


"Девять эскимосов" – роман-предостережение о неизбежной судьбе малых народов севера в эпоху как глобализации так и глобального потепления. Несколько десятков коренных народов Севера, в частности: алеуты, долганы, ительмены, кеты, коряки, манси, нанайцы, нганасаны, негидальцы, ненцы, нивхи, ороки, орочи, селькупы, тафалары, ульчи, чуванцы, шорцы, эвенки, эвены, энцы, эскимосы, юкагиры, якуты быстро теряют самоидентичность, обычаи и язык. Еще в прошлом веке монументальный труд по переводу и изданию пьесс Шекспира на юкагирском языке оказался невостребованным, поскольку к моменту выхода книги осталось всего 28 человек, владевших юкагирским языком. Переносясь в ближайшее будущее, автор проживает вместе с последней эскомосской семьей (...их оставалось только девять...) трагедию исчезновения целого народа в черной дыре вечности.

"Осуждая, прости" Длинный, многофигурный, разноплановый, сентиментальный до приторности и брутальный до озноба то ли роман то ли цикл новелл популярного на родине латиноамериканского писателя Трино Гонсалеса Итурбиде Алонсо де ла Пас дель Валье, несущий в себе абсолютно все сюжеты многочисленных мыльных опер, начиная с водопадов слез проливаемых всеми героями подряд, от детей до стариков, от женщин до мужчин, от бедных до богатых, от преступников до полицейских, и кончая зловещим столбом к которому регулярно приковывают очередную плачущую жертву незадолго до того как ее, иногда избитую, иногда изнасилованную, иногда целую и невредимую, но всегда истекающую кровью спасают доблестно рыдающие полицейские. Осуждая преступление, все единодушно прощают преступника, и он, рыдая взахлеб, уходит в ночь в поисках следующей жертвы, потому что столб с цепями не должен простаивать без дела. Если бы автор получил хотя бы десятую часть авторских за многие тысячи фильмов-клонов его сюжетов, он бы стал триллионером; но увы, фейерверк его идей бесстыдно был растащен режиссерами сериалов всех стран мира. Однако если запастись терпанием и прочесть книгу хотя бы до половины, то станет очевидно, какой огромный запас идей для сериалов следующей четверти века напечатан черным по белому в этой четырехтомной эпопее.

"Поймать ветер" – коллективный сборник молодых романтиков, вдохновленных гордостью древних навегаторов: «Navigare necesse est, vivere non est necesse», этой непереводимой пассионарностью, весьма приблизительно значащей «Плавать по морю необходимо, жить не так уж необходимо». Для них «Viento en Popa», буквально – «Ветер в корму», адекватнее – «Попутного ветра», а поэтичнее, как показалось авторам, «Поймать ветер», означало буквально – жить и плыть вперед. «Viento en Popa» - кричали провожающие на пристани Магеллану, и корабли вернулись домой только потому что земля круглая. Каждая небольшая новелла написана по своему, но обьединяет их в сборник не только молодость авторов, но и неукротимая уверенность в том что плыть вперед необходимо.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments