April 26th, 2009

okamenel

Гилберт Кийт Честертон

"...наше невежество с успехом искупается наглостью. Наши утверждения так безапелляционны, что ни у кого не хватает духа к ним присмотреться; вот почему никто до сих пор не заметил, что они ни на чем не основаны."
okamenel

Гилберт Кийт Честертон

"...я хотел бы узнать, какие именно чувства объединяли в том или ином случае простых людей, здравомыслящих и эгоистичных, как все мы. Что чувствовали солдаты, когда видели в небе сверкание странного тотема - золотого орла легионов? Что чувствовали вассалы, завидев львов и леопардов на щитах своих сеньоров? Пока историки не обращают внимания на эту субъективную или, проще говоря, внутреннюю сторону дела, история останется ограниченной, и только искусство сможет хоть чем-то удовлетворить нас. Пока ученые на это не способны, выдумка будет правдивее факта. Роман - даже исторический - будет реальнее документа.

Такая внутренняя история особенно необходима, когда речь идет о психологии войн. Мы задыхаемся под тяжестью документов, но об этом не находим ни слова. В худшем случае мы читаем официальные воззвания, которые никак не могут быть правдой хотя бы потому, что они официальны. В лучшем - добираемся до тайной дипломатии, которая не выражает чувств народа хотя бы потому, что она тайная. На каких документах основаны, как правило, суждения об истинных причинах той или иной войны?

Правительства боролись за колонии или рынки, за гавани или высокие тарифы, за золотые прииски или алмазные копи. Но правительства вообще не борются. Почему боролись солдаты? Что думали, что чувствовали те, кто делал своими руками это страшное и славное дело? Ни один мало-мальски знающий солдат не поверит ученым, утверждающим, что миллионы людей можно послать на убой из-под палки в прямом смысле слова. Если все дезертируют, кто накажет дезертиров? Да и сравнительно небольшое количество дезертиров может погубить всю кампанию. Что же чувствуют солдаты? Если они действительно верят на слово политикам, то почему? Если вассалы слепо шли за сеньором, что же видели в нем эти слепые люди?

Нам вечно твердят, что люди воюют из-за материальных соображений. Но человек не умирает из-за материальных соображений, никто не умирает за плату. Не было платных мучеников. Призрак "чистой", "реалистической" политики невероятен и нелеп. Попробуйте представить себе, что солдат говорит: "Нога оторвалась? Ну и черт с ней! Зато у нас будут все преимущества обладания незамерзающими портами в Финском заливе". Почему бы война ни начиналась, то, что ее поддерживает, коренится глубоко в душе. Близкий к смерти человек стоит лицом к лицу с вечностью. Если даже его держит страх, страх должен быть прост, как смерть.

Обычно солдатом движут два чувства, вернее, две стороны одного чувства. Первое - любовь к находящемуся в опасности месту, даже если это место называется расплывчатым словом "родина". Второе - ненависть к тому чужому, что ей угрожает.

Первое чувство много разумнее, чем принято считать. Человек не хочет, чтобы его родина погибла или даже просто изменилась, хотя не может припомнить все хорошее, что для него связано с ней; точно так же мы не хотим, чтобы сгорел наш дом, хотя вряд ли можем перечислить все свои вещи. То, за что он борется, кажется поверхностной абстракцией, на самом же деле это и есть дом.

Второе чувство не менее сильно, более того, благородно. Люди сражаются особенно яростно, когда противник - старый враг, вечный незнакомец, когда в полном смысле этих слов они "не выносят его духа". Так относились французы к пруссакам, восточные христиане к туркам. Если я скажу, что это религиозная распря, вы начнете возмущаться и толковать о сектантской нетерпимости. Что же, скажу иначе: это разница между смертью и жизнью, между тьмой и дневным светом. Такую разницу человек не забудет на пороге смерти, ибо это спор о значении жизни.

В самые темные дни мировой войны, когда все мы извелись вконец от боли, страха и тоски по близким, люди давно забыли о тонкостях государственных интересов и не ради них продолжали драться. Они - во всяком случае, те, кого я знаю, - и подумать не могли о поражении, потому что представляли себе лицо германского императора, вступающего в Париж. Это совсем не то чувство, которое мои идеалистические друзья зовут любовью.

Я ничуть не стыжусь назвать его ненавистью, ненавистью к аду и делам его. Хотя, конечно, теперь не верят в ад и потому не обязаны верить в ненависть. Но все это - длинное введение, а понадобилось оно потому, что я хотел напомнить, что такое религиозная война. В такой войне встречаются два мира, как сказали бы сейчас, две атмосферы. Что для одних воздух, для других - отрава. Никого не убедишь оставить чуму в покое. Именно это мы должны понять, даже если нам придется поступиться некоторыми нравственными взглядами."
okamenel

(no subject)

Жители Берлина отклонили на референдуме обязательное религиозное образование в школах.
okamenel

Все-таки европейцы молодцы.

Когда Чехия по жребию возглавила Евросоюз, то к началу ее председательства в Брюсселе с помпой было инсталировано как бы "произведение" как бы "современного" как бы "искусства" 'Entropa'.
С чем рифмуется Энтропа? Правильно, с ней самой.

Лжец и обманщик, чешский "художник", рассчитывал на легковерие королей и подданных, запуганных скандалистами и проходимцами-"искусствоведами", что современного искусства по консервированию экскрементов в баночках и вложеных в эти баночки с дерьмом значительных интеллектуальных сил автора, затраченных на потуги над унитазом, они просто не понимают.

(Об этом - http://kaktus-okamenel.livejournal.com/279911.html; про то как "профессиональный искусствовед и эксперт по искусству" Екатерина Деготь провела пресс-конференцию "Новации в современном искусстве", и дала отповедь всяким "мальчикам":
"Вообще современное искусство, как и фундаментальная наука, – область сложная, требующая образования, и я бы не советовала судить о нем тем, у кого даже с русским языком есть определенные проблемы. Да, работа Пьеро Мандзони "Дерьмо художника" хранится в художественном музее и, следовательно, является искусством. "Дерьмо художника" является произведением искусства, а не дерьмом художника, поскольку в него вложены значительные интеллектуальные силы самого автора и тех сотен искусствоведов и философов, которые об этом писали и пишут. Не читав этого, понять это произведение (как и вообще современное искусство) невозможно".)

Начать с того что легковерному правительству Чехии в лучших традициях Андерсена проходимец заявил что он возглавляет коллектив из 27 "художников" из разных стран. Инсталляция оказалась мистификацией: ее сделали не 27 разных художников, как говорилось в сопроводительных текстах, а один человек с двумя подмастерьями. Фрагменты инсталляции были сочтены оскорбительными в Болгарии и Словакии, так что "художнику" Давиду Черны и вице-премьеру Чехии Александру Вондре пришлось приносить извинения правительствам этих республик.

Каждый объект многотонной инсталляции представлял собой изображение какого-либо национального стереотипа. Стереотипом для Болгарии оказался столь любимый говенными художниками унитаз. Когда представители Болгарии возмутились, тут-то и выяснилось, что "Entropa" слеплена не коллективом, а жуликом, чешским "скульптором" Давидом Черны. Голый король Правительство Чехии поклялось что о мистификации Черны ничего не знало, ему вроде как поверили, и первым лицам государства пришлось публично приносить извинения. Художник тоже извинился и даже пообещал вернуть деньги за работу, хотя для этого ему придется найти частных спонсоров: речь идет о 10 миллионах крон (482,7 тысячи долларов), выделенных чешским правительством художнику.

Любители прекрасного говна - торопитесь: всего за поллимона зелени уникальное "произведение искусства" может стать навсегда вашим.

А вот почему - европейцы молодцы:

Представители ЕС обсудили 15 января перспективу демонтажа проекта, но решили не трогать его, дабы не получить обвинений в цензурировании искусства.
http://lenta.ru/news/2009/01/16/back/

НЕ ТРОНЬ ГОВНО - ВОНЯТЬ НЕ БУДЕТ.

Ну вот, так и не дождавшись славы, непонятый "художник" начинает вывозить свои унитазы на родину. Чтобы привлечь к себе внимание еще раз - свою Родину он публично обгадил:
http://lenta.ru/news/2009/04/24/cerny1/
Проект "Entropa" стал символом протеста
Чешский художник и скульптор Давид Черны досрочно вывезет из Брюсселя в Прагу свою скандальную инсталляцию "Entropa" в знак протеста против нового чешского кабинета министров, который приступит к работе 9 мая 2009 года. "Я не хочу поддерживать их, они не достойны возглавлять Евросоюз", - заявил Черны.


Эх, искустволюбители...